Контакты

ВСК МО РФ

Закрыть

Почти полмиллиона военнослужащих обеспечены жильем за 5 лет

Новости
10 Ноября 2017
15:57

Об этом рассказал руководитель Департамента жилищного обеспечения Минобороны России Сергей Пирогов в эфире радиостанции «Эхо Москвы». Ниже полная расшифровка беседы. 

С. Пирогов

― Добрый день.

 

А. Ермолин

― Сергей Владимирович, ну вот как в известном кино, каждый год по несколько раз, да? Мы на протяжении многих лет…

 

С. Пирогов

― Девятый раз, да.

 

А. Ермолин

― Да, встречаемся в этой студии. Давайте начнем с краткого обзора, что все-таки вы считаете самым главным в работе Департамента жилищного обеспечения за последние 5 лет? Что удалось сделать?

 

С. Пирогов

― Хотелось бы особенно подчеркнуть, что прошло без малого 5 лет, как вступил в должность руководителя нашего оборонного ведомства Сергей Кужугетович Шойгу. Ну, в Минобороны за это время многое изменилось, свою лепту конечно внес и Департамент жилищного обеспечения. За прошедшие 5 лет Департаментом, и его региональными жилищными управлениями, структурами, исполнены социальные обязательства по обеспечению жильем, в отношении 447 тысяч военнослужащих. А с учетом членов семей, это более полутора миллионов человек.

 

А. Ермолин

― Это больше, чем в армии сейчас.

 

С. Пирогов

― Это больше, чем сейчас в армии, да. Вот за эти 5 лет, практически полтора миллиона человек, это очень конечно много. В том числе 143 тысячи семей военнослужащих обеспечены служебными квартирами. 108 тысяч военнослужащих получили компенсацию за найм, поднайм жилья. 92 тысячи семей военнослужащих обеспечены квартирами в избранных местах жительства. 77 тысяч военнослужащих приобрели жилые помещения в рамках накопительной ипотечной системы, 24 тысячи была предоставлена новая форма обеспечения – жилищная субсидия, ну и четыре тридесятых тысяч военнослужащих приобрели жилые помещения за счет реализации государственных жилищных сертификатов. Надо сказать, что очередь на постоянное жилье уменьшилось в 2,7 раза. Она в 12-м году составляла 82,4 тысяч человек, сейчас у нас в очереди 30,7 тысяч человек. Таким образом, в это же время у нас встало в очередь 77 тысяч человек за 5 дет. То есть, за 5 лет мы обеспечили, как я уже говорил, более 120 тысяч человек квартирами. Сделаны серьезные реальные шаги по выполнению указа президента РФ, номер 604. Вот в связи с обеспечением жильем, количество военнослужащих, состоявших на учете на 1 января 12 года, сократилось в 36 раз. С 82,4 десятых тысяч, до 2,3 тысяч военнослужащих, обеспечение которых будет осуществляться за счет жилых помещений, в домах которых планируется передача в 18-м году. Надо сказать, что в результате целенаправленной работы Департамента жилищного обеспечения, за 5 лет обеспечено 38,8 тысяч военнослужащих, которые находились в распоряжении командиров. Это позволило не только снизить их количество в более, чем 18 раз, до 2,2 тысяч, что не превышает установленную министром обороны предельную, то есть критическую численность в 1,5% от общего числа военнослужащих. Но и тем самым, мы практически ежегодно на 1,3 миллиарда сократили затраты на их содержание. Но и вот тоже интересная цифра, значит в 52 городах страны… Ну, имеется в виду, в первую очередь конечно областные центры, в настоящее время у нас ликвидирована полностью очередь, то есть нет очереди, как таковой. Это не просто цифры, это кропотливая, интенсивная работа Департамента, его структурных подразделений. Нацеленность на результат по обеспечению жильем военнослужащих, но только в этом году мы получили больше 5 тысяч положительных отзывов, слов благодарности, в адрес руководства, органов жилищного обеспечения от наших военнослужащих, что конечно приятно.

 

 

А. Ермолин

― Ну я вспоминаю, как мы начинали наши разговоры. От цифры, которые вы привели, они внушительные и впечатляют, но вот собственно мы-то судим и всегда судили по реакции наших слушателей. Я помню были времена, когда эфир заканчивается там и вас и нас ловят офицеры внизу у входа к нам на «Эхо», да? И… Ну, в общем проблема была настолько острая, что ни один эфир… Кто бы к нам не приходил, эту тему мы… Ну, никогда не пропускали, поэтому конечно сейчас кого не спросишь, это уже как бы обратная связь от нас, ну как бы люди разводят руками и говорят: ну а что все идет по плану. Но ведь такого не бывает, чтобы не было проблем, да? Вот вы говорите, что все равно у вас очередь есть. Это же нормально, да? У вас же каждый раз волнами увольняется ежегодно огромное количество военнослужащих. Вот как вы с этим справляетесь, вот с все новыми волнами очередников?

 

С. Пирогов

― Наличие очереди на самом деле, это нормальная ситуация. Потому, что на самом деле право на обеспечение жильем имеют определенные категории военнослужащих, по достижению определенных лет выслуги. И соответственно, так сказать как обычно в августе лица, достигшие 20-летнего срока выслуги, они становятся к нам в очередь, то есть, признаются быть необходимыми обеспеченными в жилье. Проблемы на самом деле существуют, это нельзя сказать, что мы все проблемы решили, да это и не возможно, поскольку есть армия – есть очередь. Перпетум мобиле, ничего постоянного у нас нет. Ну и значит среди наиболее таких, я бы сказал серьезных проблем, не решенных проблем, до конца не решенных проблем, было бы точнее наверное, это конечно проблема в нашей столице, в городе Москва. Вот на сегодняшний день, постоянное жилье в Москве ожидают 8,2 тысяч военнослужащих. Это составляет чуть меньше от общего числа тех военнослужащих, которые приняли решение обеспечивать себя, получить в качестве решения жилищного вопроса квартиру, их всего 17 тысяч. Вот 8,2 их них, они значит избрали Москву. Причем из вот этого количества, из 8,2, мы 4,9, ну то есть 5 000 человек практически мы жилье предложили. Проблема как всегда подобралась с той стороны, откуда мы ее меньше всего ждали, поскольку так к сожалению получилось. В 11-12 году Минобороны заключила контракт со строительной организацией «СУ-155», мы должны были получить 60 жилых домов на 16 031 квартиру. Деньги все были заплачены в срок, но строительная организация, застройщик «СУ-155» оказалась банкротом, соответственно стройка была заморожена. И вот до настоящего времени, уже прошло 3 года, по контракту дома должны быть переданы военнослужащим в марте 2014 года, вот уже 3 года, как мы эту проблему до конца решить не можем. Хотя в принципе, подвижки конечно так сказать есть, и нельзя сказать, что Минобороны бездействует.

 

 

А. Ермолин

― А люди уже были закреплены за этими квартирами? Ну, то есть это люди, которые… Или вы как-то перекидываете очередников на другие объекты?

 

С. Пирогов

― Нет, ситуация немножко другая. Дело в том, что военнослужащие, в соответствии с руководящими документами с нашими, которых мы обеспечиваем жильем, они вольны сами выбирать себе место жительства. И в свое время, когда экс-министр обороны поменял правила игры, когда он сказал о том, что значит вы…

 

А. Ермолин

― Это вы про Сердюкова говорите?

 

С. Пирогов

― Да. Пожалуйста, выбирайте где хотите, раньше служить. Но вот я еще в те времена, когда сам служил, я четко понимал, что заканчивать службу я должен в своем родном городе Ярославле, откуда призывался. И я должен по идее там получать…

 

А. Ермолин

― Не повезло, будете заканчивать в Москве.

 

С. Пирогов

― К сожалению я так и не получил честно говоря жилье, сапожник без сапог. Но значит в свое время было продекларировано, было сказано о том, что военнослужащий может выбирать свое место жительства, избранное место жительства любой город страны. Ну и естественно, поскольку рыночная экономика, естественно так сказать все мы люди, и военнослужащие сразу поняли, что в Москве стоимость квадратного метра конечно гораздо дороже, и поэтому все потянулись сюда. Вот о чем собственно те цифры, которые я сейчас назвал, значит они об этом и говорят. Из 17 000, которых избрали квартиру, 8,2 тысячи — это город Москва. И они все зафиксированы в очереди, поскольку система жилищного обеспечения, она устроена… Она реорганизовалась в 2010 году. Если раньше это было… Проходило обеспечение через жилищные органы в лице (неразборчиво).

 

А. Ермолин

― Это вот надо перевести для гражданских.

 

 

С. Пирогов

― Главное квартирно-эксплуатационное управление, и его структуры в масштабе вооруженных сил. Всего там было 3,5 тысячи офицеров-военнослужащих, гражданских лиц. И плюс в каждой части соединений, объединений, в округе, в виде вооруженных сил, в Центральном аппарате, везде были жилищные комиссии. Там порядка 6 000 на добровольной основе. Значит, всего вот где-то около 9,5-10 тысяч значит соответственно военнослужащих, гражданских лиц занимались жильем. Это было. Сейчас у нас в Департаменте и в структурах, 799 человек. То есть, мы уменьшились по количеству практически в 12 раз. Но мы автоматизировались, у нас есть система, называется она «Лушта», позволяющая нам один раз военнослужащего принять на учет, и независимо от того, где бы он дальше не проходил службу, он у нас стоит в очереди. И обеспечение жильем происходит тогда, когда к нему очередь подойдет. Вот собственно отвечая на ваш вопрос, мы никого никуда в очередь не двигаем, значит автоматизированное распределение жилья, значит мои сотрудники даже не знают фамилии тех офицеров, кому выдаем жилье. Мы работаем чисто с номерами, с личным номером офицера. Ну, это собственно я считаю позитив очень хороший, и собственно уход от всевозможных разных так сказать подтасовок в решении проблем. Автоматизированное распределение позволяет убрать так называемый человеческий фактор, а подойти ко всем вот одинаково, с точки зрения руководящих документов.

 

А. Дурново

― Ну, на самом деле важна же не очередь, важно, сколько ты в ней проведешь времени. Сколько приходится ждать, вот в среднем?

 

С. Пирогов

― Вы знаете, не далеко было то время, когда люди в очереди находились 12 и более лет. Мы в настоящее время, я вот дальше расскажу, пришли к уникальной ситуации, такого не было никогда. Не было ни в советской армии, ни в российской армии, когда военнослужащие становятся на учет в мае 2017 года, в мае 2017 года он становится на учет, а мы в июне предлагаем ему жилье в Москве.

 

А. Дурново

― Ух, ты.

 

С. Пирогов

― В Москве, да. Ну сразу оговорюсь, это касается безусловно определенной площади, это касается площади квартиры двухкомнатной. Есть некая специфика, она заключается в том, что ну, у претендентов на квартиры разный состав семьи, разное количество соответственно членов семьи, детей, родных, близких, и соответственно им положена разная площадь. И правильно было бы конечно, чтобы строители это дело учитывали. Но вот когда начали строить эти 60 домов, о которых я говорил, эта квартирография и разумность, которая в принципе все цифры давно всем известны, она не была соблюдена. То есть, у меня большое количество двухкомнатных квартир по Москве сейчас, но у меня катастрофически не хватает однокомнатных, трехкомнатных квартир. Я позже на этом остановлюсь, но как пример, вот в отдельном виде обеспечения в двухкомнатных квартирах мы подошли вот к такой проблеме, и собственно об этом можем сказать. Ну, что касается в целом обеспечение жильем военнослужащих в городе Москва. Значит в сентябре 15-го года АО «Главное Управление обустройства войск» публично объявила, что самостоятельно и за собственные деньги завершит строительно-монтажные работы, и поэтапно ведет в эксплуатацию все жилые дома вот в этих четырех проблемных районах для Минобороны.

 

 

А. Ермолин

― А что за районы?

 

С. Пирогов

― Сенявинское, Большая Очаковская, Левобережное, и Полины Осипенко, я улицы называю. Ясно, что поскольку… Не хочу сейчас просто вот обсуждать, наверное не предмет для разговора, значит на кого-то показывать пальцем, по какой причине деньги были заплачены, а дома значит не готовы, квартиры не переданы. Есть компетентные органы, которые этим занимаются, и наверное какие-то выводы они сделают. Я сторонник искать выход из создавшейся ситуации, и мы к сожалению находимся вот в том месте, что все мы понимаем, что второй раз платить за одно и тоже нельзя, никто нам не позволит. Нам это не даст сделать счетная палата, да мы и сами не пойдем на нарушение финансовой дисциплины. Соответственно, нам нужно было искать свой особенный механизм, понимая, что бюджетные деньги использовать второй раз под оплаты этих квартир мы не сможем. Сразу оговорюсь, что дома были в разной готовности, но дома реально стояли. Они стояли с крышей, естественно отделки не было, инженерных сетей не было. Значит, внутри площадных и внешних инженерных сетей не было. Значит, долги были переадресованы со снабжающими компаниями, отсутствие полного и правильного оформления пакета документов, необходимого для сдачи коммуникаций. Собственно, это вот небольшие из тех проблем, небольшая часть, которая досталась вот Главному Управлению обустройства войск. Но вот в этой непростой надо сказать ситуации мы искали, и мы собственно говоря нашли выход, и собственно по большому счету, в настоящее время вот из 60 домов, которые мы должны были получить, в настоящее время департамент жилищного обеспечения получил 37 домов, это 62%. И в настоящее время мы имеем 8 851 квартиру под постоянное жилье, которое мы предложили нашим военнослужащим. И из них 6 540, а это 74% от 8 851, люди уже заселены. Ну, 6 540, если опять же в среднем 3-4 человека состав семьи, это 20 тысяч соответственно с членами семьи, уже имеют квартиры в городе Москва. Ну, по районам если пройтись, вот Сенявинская. 14 корпусов, 4 251 квартира, заселена 3 255 квартир, 72%. Большая очаковская, 10 корпусов, всего 1 795 квартир, заселено 1 887, 96%. Левобережная, 8 корпусов, 1 574 квартиры, заселено соответственно 994, что составляет 63%. Ну и Полины Осипенко, 5 корпусов, 909 квартир, заселено 604, это 66,4%.

 

А. Дурново

― А вот я помню, извините если перебил, что с Сенявинской улицей вообще какая-то была отдельная, очень сложная история, что там были чуть ли не первыми готовы дома, но у военнослужащих какие-то вопросы все время возникали по этому поводу.

 

С. Пирогов

― Да, по Сенявинской улице на самом деле у нас проблемные вопросы были до некой поры, но они связаны собственно с тем, что эти дома были наиболее так в большей степени готовности на момент их передачи с одной стороны, с другой стороны Сенявинская – это город Москва. Можно конечно сейчас говорить о том, что хорошо бы, чтобы квартиры были рядом с Красной площадью, или в других каких-то местах. Ну где построили…

 

А. Ермолин

― На Тверской.

 

С. Пирогов

― Да, где построили жилье, там и построили. Задача Департамента жилищного обеспечения – распределить жилье. У меня нет строительных подразделений, мы стройкой не занимаемся. Мое дело те квартиры, которые мне передадут, я дожжен обеспечить заселение для того, чтобы долг на Минобороны не был. Так вот, что касается Сенявинской. Значит, в настоящее время я уже говорил, вот 3 255 квартир у нас заселено, 72% почти.

 

А. Ермолин

― Ну, дома значит введены в эксплуатацию, да? Раз…

 

С. Пирогов

― Нет, в настоящее время…

 

А. Ермолин

― Больше половины уже…

 

С. Пирогов

― В настоящее время все дома, они введены в эксплуатацию, на все дома есть собственность РФ, право оперативного управления, стоимость одного квадратного метра, наличие управляющей компании. То есть практически я не помню еще тех времен, когда значит… Как говорят, лучшее враг хорошего, да? Значит, сейчас военнослужащему вот это жилье мы реально предлагаем. Больше того, на сайте Минобороны висит объявление, кто в настоящее время желает получить жилье на этой улице, у нас около 1 000 квартир сейчас в настоящее время там еще осталось, мы все готовы до 1 декабря это жилье предоставить. Другое дело, что просто мы больше не имеем возможности предлагать из раза в раз это военнослужащим, и соответственно после 1 декабря мы это жилье будем переводить в служебное, поскольку собственно надо этот вопрос закрывать. Но я бы хотел немножко остановиться на правомерности строительства. Дело в том, что ряд военнослужащих, получив жилье в других районах города Москвы, соответственно я имею в виду там Большую очаковскую, Левобережную, Полины Осипенко. Волей судьбы оказываются в неких лучших условиях, поскольку ну что греха таить, значит стоимость квадратного метра в разных районах, она разная. И я бы сейчас не хотел на эти рыночные отношения переходить, называть какие-то цифры, но значит ясно, что Хорошевское шоссе, метро Беговая, если даже так вот чисто территориально сказать…

 

А. Ермолин

― Почти Кремль, да.

 

А. Дурново

― А Сенявинская улица простите, это же где-то недалеко от Шереметьево, это Ленинградское шоссе…

 

С. Пирогов

― Да, да, да. Это Москва, значит это на самом деле район Молженинова скажем так, Подрезково, в том месте. Ну и собственно по большому счету, как я уже сказал, 3 255 человек там уже в настоящее время живет. У нас были проблемы, когда военнослужащие значит перебирая квартиры, скажем так, да? Соответственно изъявляли, даже предъявляли иски к Минобороны, о неправомерности заселения этого района. Разные совершенно доводы приводили, естественно ими руководит одно, значит они хотят получить квартиру в более, скажем так дорогих, престижных районах. Но для этого и есть вот наша вот универсальная система распределения. Мы-то рады помочь всем, вот если бы у меня были квартиры на Тверской, да ради Бога, пожалуйста, я бы их все раздал. Но я опять же, распределяю то жилье, которое есть. Я вот просто хотел бы остановиться на некоторых, так сказать пользуясь случаем моментах для того, чтобы была понятна справедливость и правомерность решения Минобороны по строительству. Ври правомерность строительства жилых домов по улице Сенявинской подтверждена Роспотребнадзором, и главной военной прокуратурой. Согласно представленной в Управление Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей, значит в нас в 12-м году был документ. Территория застройки в районе Молженинова не попадает в санитарно-защитную зону аэропорта Шереметьево. Письмом от 14 августа 13 года Международный аэропорт сообщил, что данный район может рассматриваться как пригодный к жилой застройке при условии выполнения мероприятий по повышенной звукоизоляции наружных ограждающих конструкций домов, что в принципе учтено при проектировании домов. Согласно письму в Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей 12-го года, рядом находящееся Черкизовское кладбище было закрыто, и санитарно-охранная зона составляет 50 метров. Значит жилые дома конечно у нас в этой зоне не располагаются, от забора менее 60 метров в настоящее время есть. И тем более, что это учреждение закрыто, как я уже говорил. Комитетом по архитектуре был утвержден градостроительный план земельного участка, отведенного под строительство вот этих вот 15 домов. Ну, и распоряжением городского Департамента имущества в 15-м году, установлен вид разрешенного использования земельного участка, многоэтажная жилая застройка. Рекультивация земель, предусмотренная проектом застройки была выполнена в 14-м году. Можно многие другие цифры приводить, я специально на этом хочу остановиться. Проблема-то она в одном, вот больше 3 000 там в настоящее время у нас квартир заселено, люди живут, обживают. Но если помните, были такие проблемы и раньше, в новых микрорайонах. Там Жулебино, когда там микрорайон вводится, значит обычно же нет ничего. Там ясно, что там благоустройство надо делать, надо открывать там детские садики, школы, магазины.

 

А. Ермолин

― (Неразборчиво) может быть.

 

С. Пирогов

― Да, да, да. Ну все к этому придет, но в настоящее время вот мы имеем к сожалению то, что имеем. Ну, и что касается транспортной доступности. До центра на электричке 30 минут, автобусная остановка маршрута до метро Планерная, Войковская, Речной вокзал. Ну и строительство скоростного участка магистрали Москва-Санкт-Петербург конечно разгрузит Ленинградское шоссе. Вот, значит по большому счету мы квартиры эти предлагаем нашим военнослужащим, они у нас в настоящее время есть. Повторюсь, что до 1 декабря мы готовы их предоставить…

 

А. Дурново

― Прерву вас сейчас, извините. Потому, что у нас пришло время новостей, но через 5 минут прямо с этого места и начнем.

 

С. Пирогов

― Хорошо.

 

НОВОСТИ.

 

А. Дурново

― 12.35 в Москве, «Военный совет» продолжается, Анатолий Ермолин, Алексей Дурново ведущие. В гостях у нас, я напомню Сергей Пирогов, руководитель Департамента жилищного обеспечения Минобороны. Я напомню, что ваши вопросы можете присылать на номер +7-985-970-45-45 в виде СМС, и воспользоваться можете в твиттере аккаунтом @vyzvon. Я вас прямо посередине предложения перебил, Сергей Владимирович.

 

С. Пирогов

― Да, да.

 

А. Дурново

― Перед новостями.

 

С. Пирогов

― Вот мои слова о возможности предоставления жилья, вот в частности мы говорили о Сенявинской улице, улица Сенявинская, район Молженинова. Никоим образом я бы не хотел, чтобы военнослужащие расценивали как некое давление, или агитацию. Я просто говорю о том, что есть вот с моей точки зрения, а каждый военнослужащий, каждая семья имеет право выбора. Если есть такая необходимость, и так складывается семейная ситуация, что пожалуйста, вы может в течение короткого времени, по крайней мере до Нового года стать москвичом. Такая возможность сейчас есть, выбором квартир на Сенявинской. Но это опять же дело каждого военнослужащего, он самостоятельно каждый принимает решение. Я просто напомню то, что до 1 декабря мы ждем, и кстати вот наши предложения, военнослужащие видимо заходят на сайт Минобороны. Вот буквально за первые два дня, 1 и 2 ноября, больше 50 обращений было военнослужащих, и желание стать москвичами, вот выбрав как раз тот адрес, который я сказал. Но это опять же дело так сказать, сугубо каждого.

 

А. Ермолин

― Сергей Владимирович, ну проблема заключается только в неудобствах, да? Я так понимаю. То есть, микрорайон ну, не отвечает скажем так, потребностям ряда военнослужащих, что там инфраструктура не та, и так далее. А так никаких правовых нету препятствий…

 

С. Пирогов

― Правовых просто никаких нет у нас моментов. Значит прошло ряд судов, соответственно ну ясно, что люди, как собственно все хотя жить в лучших местах…

 

А. Ермолин

― Тем более, право выбора есть.

 

С. Пирогов

― Поближе к центру, да. Значит все хотят, но задача Департамента в том, чтобы у меня не было пустых квартир. Я же должен предложить эти квартиры людям для того, чтобы так сказать, они приняли мои решения. Поэтому я… Ну, я это громко, Департамент жилищного обеспечения предлагает то жилье, которое у нас есть. Вот оно есть, мы его предлагаем сейчас. Появятся новые дома по другим адресам, соответственно так сказать, мы будим и то жилье предлагать. Правовых основ не предлагать этого жилья, никаких абсолютно нет, инфраструктура там естественно будет развиваться, там сейчас работают уже два детских садика, школа, значит по крайней мере движение вперед идет. Но я хотел бы остановиться, вот продолжить вернее ту тему, которую мы подняли по Москве. Я думаю, что она в принципе такая серьезная, и хотелось бы побольше здесь вот на ней остановиться. Дело в том, что в настоящее время, мы в октябре завершили мероприятие по распределению всех квартир в городе Москва. Ну, так оно обычно бывает. То есть, мы предлагаем военнослужащим квартиры, и соответственно так сказать военнослужащий либо соглашается, либо отказывается от квартир. Причем в ряде случаев, опять же в силу строительной специфики мы предлагаем те квартиры которые у нас есть, и получается, что военнослужащему предлагаем больший метраж, который так сказать, ему положен. Но военнослужащий может отказаться от квартиры, если у него нет денежных средств на оплату вот этого излишка. И в этом случае, квартира опять возвращается в очередь, мы предлагаем очередному так сказать военнослужащему. То есть, этот процесс идет у нас таким образом. Более того, у нас появились квартиры в свободных значит домах. Те квартиры, которые перед вручением военнослужащему офицеру там, или прапорщику, не столь важно значит документов, мы естественно проверяем их на соответствие, на предмет… То есть, правильно ли он встал в очередь, есть ли у него право на получение жилья. И в этом случае, в ряду случаев скрываются факты наличия собственности, либо другие значит подтверждающие моменты, препятствующие получению жилья. Изменяется количество членов семьи, и он уже не может претендовать на ту площадь, которая ему была распределена. Ну жизнь есть жизнь, это же не так сказать стагнация какая-то, это движение вперед. В этом случае мы пошли навстречу нашим военнослужащим, ну и соответственно освободившиеся квартиры на Левобережной и Полины Осипенко мы предлагаем тем военнослужащим, которым мы ранее распределили жилье вот в этих микрорайонах. Ну согласитесь, было бы наверное не совсем корректно, если мы раньше предложили жилье человеку на Левобережной, или Полины Осипенко. Дом в силу объективных обстоятельств в настоящее время не сдан, и предлагать другие адреса наверное было бы не корректно. Поэтому мы стараемся, если у нас появляются свободные квартиры, предлагать военнослужащим, которые ранее значит были предложены квартиры. Но дома, в силу разных причин, именно эти дома. Они в настоящее время не заселены. Вот 64 человека, 64 военнослужащих в настоящее время мы вот буквально за прошедшие полтора месяца, мы обеспечили жильем, о чем собственно мы раньше говорили. Вот, значит у нас сейчас поступили отказы от 176 квартир по улице Сенявинской. Я говорил, что вот в октябре 17-го года мы распределили все эти вот наши квартиры, которые в Москве были. 176 квартир, из них 15 квартир однокомнатных, общей площадью 44 квадратных метра, 79 двухкомнатных, от 55 до 66 квадратов, и трехкомнатных 82 квартиры, общей площадью от 71 до 89 квадратных метров. Значит, мы приняли решение, соответственно они пойдут у нас на служебное жилье. Еще бы я хотел сказать о некоем вот нововведении, которое мы были вынуждены предложить нашим военнослужащим. Вот в 14-м году, когда мы поняли, что «СУ-155» прекращает стройку, мы вышли на широкий разговор с общественными организациями «Офицеры России», организация ветеранов вооруженных сил «Мегапир», и обсудили с ними возможность предварительного распределения жилья. Ну, дома стоят, значит они же никуда не сдвинутся ни влево, ни вправо, они будут достроены. Очередь есть. Если мы ничего не будем делать, то социальная напряженность будет возрастать, а «СУ-155» банкрот. А мы ищем пути для того, чтобы найти денежные средства для того, чтобы их достраивать. Ну и решили, соответственно по предложению сделали опрос, срез общественных организаций, они нашу инициативу поддержали, и мы вышли с предложением предварительного распределения жилья. То есть, мы военнослужащим жилье предложили, машина предложила жилье военнослужащим. Могли военнослужащие отказаться? Да конечно могли. Никаких последствий здесь… Оно не влияло, не имело, жилье мы распределили. Кстати должен сказать, что ни один военнослужащий, который получил предварительно распределенное жилье на Левобережной и Полины Осипенко, ни один не отказался от жилья. Были отказы от Сенявинской. Ну ясно, что желание получить квартиры в более другом районе конечно преобладало, поэтому были военнослужащие, которым мы жилье предлагали и 8, и 10 раз. Ну вот не хотят они, это их право. Мы никоим образом так сказать их не обежали, не срезали их какие-то права, но тем не менее мы достигли того, что собственно и хотели. Мы сняли социальную напряженность, военнослужащий вступил в контакт непосредственно со строителем, с Главным Управлением обустройства войск. Мог иметь… Ну, он во-первых семью привезти в квартиру: вот здесь мы будем жить, да? Значит можно уже будет говорить, какие-то замечания делать, там какие-то… Следить за ходом развития событий. Раньше это все было закрыто, то есть все это было под семью замками, тайны какие-то. Мы абсолютно открыли все двери, и сделали так, чтобы у нас военнослужащие соответственно так сказать были в курсе дела, где мы сейчас находимся. Вот еще раз уточню, в 14-м году 7 000 военнослужащим было предварительно предложены квартиры. В настоящее время с сообщениями о предварительном предложенном жилье осталось 3,4 тысячи человек, то есть меньше половины. А значит 3,6 тысяч человек уже москвичи, они реализовали свое право. Причем мы не меняли, значит вот мы предложили квартиру вот именно такую, по адресу там Левобережная, или Полины Осипенко, или Большая очаковская, и мы ее не меняли. То есть мы довели до конца, и именно эта квартира досталась военнослужащим ну естественно в том случае, если состав семьи, и право на проживание в ней, было военнослужащим подтверждено.

 

А. Дурново

― А вот… Ну, мы сейчас говорим об обеспечении военнослужащих уже готовым жильем. А у вас же есть еще такой институт, как жилищная субсидия. Можете рассказать поподробнее, что это такое, что это за механизм?

 

С. Пирогов

― Да, он так вовремя появился…

 

А. Дурново

― И насколько он востребован у военнослужащих?

 

С. Пирогов

― Да Алексей, я безусловно на эту тему остановлюсь. Единственное, вот хотел просто несколько цифр про Москву еще сказать, потому что на самом деле это будет довольно интересно. Вот в настоящее время что мы видим, какой видим выход? Вот распределение, которое произошло у нас в Москве, вообще на самом деле уникальное. То есть, вот двухкомнатные квартиры, я уже сказал, да? Значит, мы предложили военнослужащим с датой постановки на учет — май 17-го года. Однокомнатные квартиры, мы остановились, когда дата признания январь 12-го года, больше однокомнатных квартир нет. Трехкомнатные квартиры мы распределили до даты признания – февраль 16-го года. В случае многодетных семей две квартиры мы давали военнослужащим до соответственно 15-го года. Я хотел бы еще вот несколько моментов обратить, то что картина была бы не полной. Значит хочу напомнить, что вот крайний раз квартиры для военных в Москве предоставлялись в таком массовом масштабе в 2008 году. В целях ускорения обеспечения жильем, московских очередников, военнослужащим, которым предварительно предложены квартиры в домах не оконченным строительством, значит мы можем сейчас предложить квартиры в других адресах, в том числе так сказать и в Сенявинской, что мы сейчас и предлагаем. В-третьих, квартиры, переданные Департаменту для организации процесса заселения в соответствии с планом, полностью распределены в порядке очереди, и напомню, что уже 6 540 человек у нас… Вернее офицеров у нас заселены, а с членами семей это больше 20 000. То есть, процесс идет. Минобороны в наших вот этих вопросах не стоит на месте, а делает то, что так сказать, надо делать. Ну и вместо готовой квартиры, мы готовы предложить жилищную субсидию, о чем собственно вы говорили. Значит в настоящее время, на сегодняшний момент 331 очередник реализовал свое право по средствам получения жилищной субсидии. Причем интересная динамика, если в 14-м году их было четверо, в 15-м году уже 34, в 16-м 131. Ну, вот на сегодняшнее число 17-го года, год еще не закончен, 162 очередника получили жилищные субсидии. Ну и пятое, наверное самое такое интересное. Мы говорили о том, что Департамент жилищного обеспечения, по нашей инициативе мы готовимся получить 250 квартир вот именно одной трехкомнатных квартир. То есть тех, которых нам не хватает, мы готовы получить в ближайшее время. Задержка, они будут в 16-ти микрорайонах старой Москвы, там тоже будет социальная отделка, задержка. Вот в этом сроке, к сожалению она от нас не зависит, здесь в большей степени проблема в Росимуществе, которое должно было оформить собственность РФ на эти квартиры, ну и Департамент имущественных отношений Минобороны должен определиться со стоимостью одного метра квадратного. Ну дело в том, что при превышении стоимости, что зачастую происходит, вот мы должны рассчитать ту сумму, которую военнослужащий должен в бюджет заплатить, а без этого я сделать не могу. Поэтому обещают нам к 1 декабря вот эти два ведомства работу закончить, и в этом случае мы будем полностью готовы эти 250 квартир передать нашим очередникам. Принято решение, передаваться мы будем тем военнослужащим, которые стоят в очереди, которым предварительно распределено жилье, опять же Левобережное и Полины Осипенко. Но дома в силу разных причин, к сожалению вот в настоящее время к заселению не готовы. Теперь, что касается жилищной субсидии. Жилищная субсидия, на самом деле это такая новая скажем форма жилищного обеспечения, она у нас с 14-го года практически так сказать работает, и себя очень сильно, хорошо показала. На самом деле не надо строить, не надо планировать что строить, не надо заключать конкурс, не надо выделять денежные средства, не надо разрабатывать проект, не надо следить за стройкой, потом оформлять документы. Достаточно просто выделить достаточную сумму денежных средств военнослужащему, и в этом случае значит он сам выбирает, что ему надо: коттедж, дом, квартира, этаж, планировка, сторона света. У нас вот люди разные, поэтому у нас отказы там тоже такие, довольно интересные. Вот хочет один человек, чтобы вот с утра ему в спальню вот солнце святило. Ну, вот любит он это дело, поэтому считает весомой такой причиной отказа. И такие бывают. Поэтому, здесь конечно многое в этом плане удалось. Вот по жилищной субсидии, значит у нас с 14-го года повторюсь, она у нас началась, за это время более 24 000 военнослужащим была выплачены жилищная субсидия, 24 000. Государство на эти вот цели выделило 137,3 миллиарда рублей. Сумма конечно большая такая солидная сумма. Это в принципе одна из основных у нас форм сейчас обеспечения жильем в настоящее время, поскольку как такового жилья, квартиры в натуральном виде мы не строим, мы переходим вот сейчас на жилищную субсидию, ну и в дальнейшем это будет ипотека. Это выигрыш, собственно и среди военнослужащих по большому счету. Потому, что сам военнослужащий вместе с семьей, значит он уже смотрит что ему надо, где надо. Он уже не рвется в Москву собственно, как мы сейчас вот об этом говорили. Потому, что цена этой жилищной субсидии, она одинакова от Калининграда до Сахалина. И она рассчитана таким образом… Собственно, когда мы ее готовили выпускать, требования первого замминистра обороны Руслана Хаджисмеловича Цаликова, было следующее: мы должны сделать таким образом, чтобы денежные средства, которые мы выделяем военнослужащему, было достаточно для того, чтобы он мог гарантированно купить не ниже той нормы квадратных метров, которые ему положено вот в идее натуральной передачи квартир. То есть он должен… Положена ему трехкомнатная квартира, он должен ее купить везде, в любом городе, включая Москву. И мы этого достигли, это на самом деле есть. Безусловно, конечно говорить о том, что…

 

А. Ермолин

― Ну не на Тверской

 

С. Пирогов

― Ну не на Тверской, да, безусловно не на Тверской, да.

 

А. Ермолин

― Вы говорили, что в новой Москве гарантированно можно было приобрести.

 

С. Пирогов

― Да мы рассчитывали по Троицку. Ну опять же, здесь нужно сказать, что мы когда составляли вот алгоритм реализации жилищной субсидии, мы исходили из того, что чем больше членов семьи, значит тем больше денег соответственно получает офицер. Ну это правильно, с одной стороны это демографическая политика улучшения, да? С другой стороны большая семья, большие заботы, больше денег. И еще один показатель, который на самом деле существенный, это продолжительность службы, нам нужны в армии профессионалы. Чем дольше служит офицер, тем более он профессионален тем он должен получать больше денег. То есть, там вот именно в период с 20 года службы и дальше, идет повышающий коэффициент, и он по крайней мере достигает той суммы, где военнослужащий в составе семьи 4 человека, прослужив 23 года, полковник гарантированно покупает себе квартиру в районе Троицка. Безусловно, если человек прослужил 10 лет, значит на эти деньги он не купит себе то, что он хочет, там трехкомнатную квартиру, но для этого надо послужить. Поэтому, вот эти вот высказывания отдельных там товарищей о том, что значит вот это не тот расчет, якобы там в МВД больше денег дают… Ну, у нас свои правила так сказать игры, 24 000 повторюсь военнослужащих, которые отказались от квартиры, а избрали форму обеспечения жилищную субсидию, вот собственно в этом подтверждении я считаю, что по большому счету очень правильно.

 

А. Ермолин

― То есть, вы предусмотрели и выслугу лет, да?

 

С. Пирогов

― Безусловно, конечно.

 

А. Ермолин

― (Неразборчиво) выделение такой субсидии.

 

С. Пирогов

― Это крайне важно, потому что мы заинтересованы, чтобы в армии служили профессионалы. И вот еще бы хотел обратить внимание, что 137… Даже с небольшим, и 3 десятых миллиарда рублей, вне зависимости от того, что вот эти все экономические санкции против страны, но однако правительство, министр обороны находит эти денежные средства для того, чтобы решать жилищные проблемы военнослужащих. А что касается Москвы, надо честно признать, что с точки зрения пересчета на рубли, стоимость квадратного метра вот в тех районах которых мы строим, здесь конечно выгоднее людям получать квартиры.

 

А. Ермолин

― А вот если мне положена субсидия там, и я ну, могу купить трешку в том же Троицке. Могу я получить эти деньги без пересчета, и купить там пятикомнатную квартиру в Ростове-на-Дону?

 

С. Пирогов

― Да я буду только рад за вас, если вы так поступите. На самом деле так и поступают военнослужащие. Вы знаете, я могу вам собственно сказать о том, что вот из-за того, что стоимость квадратного метра разная, если военнослужащий может в Троицке купить трехкомнатную квартиру, то по мере удаления от Москвы, метраж за ту же самую сумму, он будет просто возрастать. Ну в качестве примера, в свое время когда мы начинали жилищную субсидию, военнослужащий вот за эти деньги, значит он приобретал в Москве… Сейчас дай Бог памяти, где-то 74 квадратных метра трехкомнатная квартира, то за эти же деньги военнослужащий в Севастополе, 120 квадратных метров. То есть, перепады. Там конечно, так сказать им хватало еще и на ремонт, и отчасти еще хватало и на средства передвижения, на транспорт. То есть, они сейчас жалуются о том, что вот ну на машину… Вот сейчас уже не хватает на машину.

 

А. Дурново

― То есть, субсидию можно тратить не только на недвижимость, можно еще…

 

С. Пирогов

― Понимаете, мы не ставили перед собой задачу, контролировать решение жилищного вопроса военнослужащих. Мы добились того, что этих денег достаточно для того, чтобы они решили жилищные вопросы, соответственно…

 

А. Дурново

― (Неразборчиво) не так строго, как с материнским капиталом получается.

 

С. Пирогов

― Ну я бы не сказал, что у нас не так строго. Мы тоже форма отчетности. Во-первых военнослужащий должен четко определиться, в каком банке он должен получить эту денежку, да? Значит он должен принести нам документы, говорящие о том, что вот в этом банке, в Сбербанке открыт счет. Мы бы не хотели связываться так сказать с некими другими финансовыми так сказать организациями, чтобы потом были проблемы и у военнослужащего нерадивого так сказать, и у нас, как у той организации, которая должна его обеспечивать жильем. И потом члены семьи военнослужащего, они у нас расписываются. То есть, мы ставим их в известность, сколько их папа получит денежных средств, поскольку эти денежки получаются еще и на членов семьи.

 

А. Ермолин

― Ну да, по долям. А кстати, вот если военнослужащий влип в неприятную ситуацию, связанную с обманутыми дольщиками. Вот это актуально для вас? Есть такие случаи, когда вот… Ну, по Москве вот недавно были тоже митинги, выступали люди там. Вот есть, бывают такие случаи, когда человек получил деньги там, купил в недостроенном доме квартиру, и оказался обычным обманутым дольщиком.

 

С. Пирогов

― Ну, такие случае наверное возможны. С точки зрения решения жилищного вопроса военнослужащего, путем предоставления жилья, такой проблемы для нас нет, для Минобороны. А вот если на выделенную жилищную субсидию значит военнослужащий решил стать участником какого-то долевого строительства, ну в этом случае риски конечно у него есть, безусловно.

 

А. Ермолин

― Ну он сам уже их несет, это его личная ответственность.

 

С. Пирогов

― Он несет сам, потому что мы выделяя денежные средства, как только они поступили к нему на расчетный счет, Минобороны считается, что обязательства перед военнослужащим выполнило, и поэтому так сказать, больше мы здесь делать ничего… Мы не контролируем, но зато фиксируем факт тот, что мы этот вопрос решили.

 

А. Ермолин

― А может офицер вот на деньги и субсидии построить дом себе?

 

С. Пирогов

― Да, безусловно. Мы не контролируем… У меня нет никакого, и не было желания контролировать, куда расходует офицер… Я знаю, что случаи были, когда они покупали как это называется, вот дома на колесах. То есть машины, вот значит… Ну, вот тяга к знаниям, к туристическим поездкам. Значит они решили таким образом…

 

А. Ермолин

― Оригинальное использование жилищной субсидии, да.

 

С. Пирогов

― Вкладывают в какие-то значит финансовые проекты свои. Мы считаем, что вот этими деньгами, которые мы выдаем, мы проблему решаем. Если семья решила, что деньги нужно использовать вот таким-то образом, ну это риски той семьи.

 

А. Дурново

― Минута у нас остается. Сергей Владимирович, вот если коротко, существующую проблему с Москвой, ее можно решить, закрыть окончательно этот вопрос?

 

С. Пирогов

― По большому счету, если бы были готовы квартиры в настоящее время у нас в Москве, безусловно мы бы ее закрыли. Я хотел бы сказать следующее, вот Минобороны многое делает… Мы нашли алгоритм, мы получили в настоящее время 6 домов, вот только за 17-й год. 1 111 человек заселены в те дома, которые мы получили в 17-м году. Я уже говорил о том, что 67% от того количества 60 домов, которые так сказать мы должны были получить, мы получили. Мы разработали ту схему, по которой мы это дело получили. И поймите правильно, что значит эту проблему решает только Минобороны. Президент о ней знает, правительство о ней знает, министр обороны о ней знает. Но единственный человек, который может эту проблему решить, это замминистра обороны, Тимур Вадимович Иванов. Который своим знанием, умением, напором пробил эту ситуацию, извините за сленг. Договорился, объяснил, получил согласие правительства, и деньги пошли. Да, хотелось бы больше, да, хотелось бы сейчас, но мы имеет то, что сейчас имеем.

 

А. Дурново

― Большое вам спасибо. Я напомню Сергей Пирогов, руководитель Департамента жилищного обеспечения Минобороны России был у нас в гостях. Анатолий Ермолин, Алексей Дурново, «Военный совет» прощается до следующей субботы.

https://echo.msk.ru/programs/voensovet/2085770-echo/

Смотрите также:
<Закрыть

Контакты для СМИ

Уважаемые коллеги!

Мы очень внимательно относимся к любым просьбам о комментариях и интервью, проведении фото и видео съёмок на любых объектах АО «Оборонстрой», АО «ГУОВ», АО «1470 УМТО».

Любые запросы оформляются в виде официального письма на имя Генерального директора АО «Оборонстрой» Тимура Вадимовича Иванова.

В письме просим указывать:
  1. Тему, цель и задачи материала (статьи, видеосюжета, фоторепортажа, фильма, очерка, эссе);
  2. Вопросы интервью, интересующие объекты и места съемок;
  3. Желаемые сроки работы и предполагаемую дату выхода материала;
  4. Список представителей СМИ и оборудования: ФИО, контакты, паспорт, спецтехника, наличие видеокамер и фотоаппаратов (для иностранных граждан и представителей зарубежных СМИ аккредитационная карта, выданная МИД РФ или официальное разрешение на работу в России);
  5. Общие сведения о СМИ (название, направленность, аудитория).

Обращение составляется на официальном бланке СМИ и подписывается Главным редактором (заместителем Главного редактора).

В случае возникновения дополнительных вопросов, просьба обращаться к руководителю Пресс-службы АО «Оборонстрой» Пастухову Максиму Николаевичу.
тел. (495) 781-20-01 (доб. 11-41)
email: pastukhov@oboronstroy.ru

Мы ценим Ваше внимание. Всегда стараемся предоставить информацию по важным темам. Помогаем в организации интересных интервью.

Надеемся на Ваше профессиональное и объективное освещение деятельности нашей группы компаний.